Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром не считается неврологическим заболеванием. Этот феномен не найти в медицинских энциклопедиях среди недугов психики. Однако такое явление, как симпатия к захватчику, террористу или человеку, угрожающему физической расправой, вызывает самые разные толкования и споры среди специалистов.


Теория Анны Фрейд

В 1936 году была разработана концепция психологической защиты человека в сложных стрессовых ситуациях, которая стала основой для толкования Стокгольмского синдрома. Анна Фрейд завершила труд отца, описывающий такое поведение жертвы, как идентификация (или отождествление) себя с угнетателем и, как следствие, оправдание действий тирана.

Когда человеку, попавшему в серьезную беду, не нравится происходящее, он устанавливает определенные блоки в своем сознании. Например, считает, что происходящее не может быть реальностью, все это — сон. Или списывает все на «перст судьбы». Или пытается понять мотивы тирана, как-то объяснить его поступки. В результате жертва забывает о себе и на время отстраняется от реальной угрозы, которая нависла над ее головой.

Случай в Стокгольме

Странный синдром ярко проявился у заложников во время захвата швейцарского банка в городе Стокгольм, после чего и стал изучаться психологами более пристально. Название же «Стокгольмский синдром» явление получило благодаря криминалисту Нильсу Биджероту, который вел это дело.

Двум рецидивистам, бежавшим из тюрьмы, удалось захватить здание кредитного заведения. Это произошло в обычный рабочий день, 23 августа 1973 года. Три женщины и один мужчина, являющиеся сотрудниками банка, оказались заложниками. В ожидании, пока городские власти удовлетворят требования бандитов, они провели в плену пять долгих страшных дней.

Стокгольмская полиция разработала стратегию обезоруживания террористов и освобождения невинных людей, однако план чуть не провалился из-за того, что заложники начали оказывать помощь бандитам. Даже потом, уже отойдя от шока, эти люди проявляли этот невероятный психологический синдром: содействовали адвокатской защите в суде для рецидивистов и отказывались давать показания о жестоком обращении с ними.

Стокгольмский синдром это Позже, в своем интервью, одна из жертв Стокгольмского синдрома призналась, что террористы сумели расположить к себе историями о своих неудачных судьбах и несправедливом правительстве, по воле которого они оказались в такой переделке. Эта женщина, находясь под дулом пистолета, фактически проявляла сочувствие не к собственной персоне, а к виновнику происходящего.

Специалисты пришли к мнению, что Стокгольмский синдром появляется как следствие длительного нахождения в закрытом пространстве бандитов и их заложников. Такое тесное общение привело к попыткам наладить лучший контакт с террористами, в надежде на подсознательном уровне, что рецидивисты, из личной симпатии, не причинят вреда.

Иные случаи с заложниками

Стокгольмский синдром, на самом деле, является достаточно редким. Такое явление происходит в не более восьми случаях из ста. Истории известны несколько громких случаев, которые шокировали общественность не только самим преступлением, но и поведением жертв.

Стокгольмский синдром Патриции Херст

В 1974 году террористической организацией S.A.O. (Симбионистской армией освобождения) была выкрадена внучка американского миллиардера. Похитители требовали денег. И пока шли долгие недели переговоров и перечислений частичных сумм, девушка находилась в тесном шкафу и подвергалась различным издевательствам.

Стокгольмский синдром был выявлен, когда Патриция отказалась возвращаться домой. Более того, она присоединилась к террористам и их преступной деятельности. Позже, в ходе судебного разбирательства, такое поведение бывшей заложницы было объяснено психиатрами. Они подтвердили, что девушка, находясь в сильнейшем эмоциональном шоке от переживаемого длительного страха, подсознательно сместила полюса «плохой – хороший» и отождествила себя с мучителями. В случае Патриции Херст наблюдался классический пример Стокгольмского синдрома.

Лимский захват

В 1996 году произошел ярчайший случай в столице Перу, когда Стокгольмский синдром проявился и у заложников, и у террористов (в особой форме), из-за чего симпатия к жертве позже стала называться Лимским синдромом.

В резиденции японского посла, в честь дня рождения президента Японии, собралось около пяти сотен высокопоставленных лиц с разных стран. Официанты на банкете оказались экстремистами из революционного перуанского движения. Держа несколько дней заложников, террористы требовали освободить их соратников из тюрем. Но еще в ходе переговоров, они сами же освободили почти половину гостей.

Полиция считала, что революционеры поступили так по причине сложности контролировать много людей, находящихся в одном помещении. Однако освобожденные заложники уверяли, что главарь террористов – это «очень милый и интересный человек», который просто проникся симпатией к своим жертвам.

Стокгольмский синдром Элизабет Смарт

Американский случай киднепинга, случившийся в 2002, снова дал пищу для размышлений о Стокгольмском синдроме. Четырнадцатилетняя девушка, которую держали взаперти и насиловали, отказывалась сбежать при имеющихся возможностях.

Психологи, изучавшие этот случай Стокгольмского синдрома, пришли к выводу, что жертва привязывается к своему мучителю, который «не дает умереть, кормит и даже иногда заботиться».

Для психологов всего мира случай с Элизабет стал основой для популярной практики с так называемым бытовым Стокгольмским синдромом.

Бытовые жертвы

Что такое Стокгольмский синдром Стокгольмский синдром наблюдается не только в случаях похищения людей или во время террористических акций. К сожалению, есть семьи, в которых присутствует насилие и измывательство над близкими людьми.

Чаще всего Стокгольмским синдромом страдают женщины, которых бьют мужья. Обычно садистское поведение супруга тщательно скрывается самой же жертвой, а иногда даже оправдывается.

Такое случается с женщинами, которые физически и материально зависят от своего личного тирана. Стокгольмский синдром быстрее проявляется у людей с подвижной или неустойчивой психикой.

Помощь психиатра

Человек, имеющий Стокгольмский синдром, обычно не может понять, что с ним что-то не так. Его мировоззрение кажется ему логичным и естественным. Он словно отрезан от внешнего мира в эмоциональном плане и мерит окружающее узкими понятиями.

В случаях Стокгольмского синдрома, которые произошли вследствие теракта или похищения, психологическая реабилитация проходит достаточно быстро. Опытному психологу удается полностью восстановить нормальные принципы, которые «сдвинулись» при стрессовой ситуации.

В случаях бытового Стокгольмского синдрома убедить человека посетить психолога невероятно трудно. Жертва подсознательно цепляется за привычный мирок, оправдывает образ жизни стандартными клише, например, «если бьет – то любит». Такое запущенное состояние приходится лечить очень долго, терпеливо выстраивая адекватные объяснения происходящему и приводя массу примеров из счастливых семей.

Методики лечения Стокгольмского синдрома (как и его толкования) неоднозначны. На данный момент они находятся на этапе активного изучения в популярной практической психологии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.